Главная / Стенограммы
22 мая 2014 г. 14:15

Руководитель Департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев о строительстве метро, социальных объектов, реконструкции вылетных магистралей, экономии бюджетных средств и другом

Андрей Бочкарев: Добрый день, дорогие друзья. Мы традиционно рассказываем о том, какую работу город Москва ведет в части возведения новых объектов капитального строительства, на которые выделяются серьезные денежные средства. При этом на всех этапах размещения государственного заказа мы ведем очень большую работу по экономии денежных средств.

У нас в 2014 году ведутся работы на 512 объектах строительства. Это разные объекты, начиная от школ, детских садов, административных зданий, улично-дорожные объекты, включая крупные развязки, эстакады и, безусловно, объекты метрополитена. В 2014 году мы развернем работы по финансированию 887 объектов, которые будут находиться либо в стадии проектирования, либо в стадии строительства. В целом это тот пул объектов, с которыми город Москва работает.

Я подчеркиваю, что объектом мы также называем линию метрополитена, которая может тянуться на 10 километров и стоить порядка 50-60 миллиардов рублей. Поэтому объекты могут быть разные: от небольших, как, например, детские сады, до самых крупных - это развязки и объекты метрополитена. Общая стоимость их составит более 2-х триллионов рублей.

Таким образом, это стандартный процесс, когда мы завершили строительство, оформляем объект, передаем его в собственность города Москвы, и в дальнейшем он начинает эксплуатироваться. Это постоянный процесс, которым живет Строительный комплекс и Департамент строительства как главный заказчик и распорядитель бюджетных средств.

С 1 января мы осуществляем размещение заказов на проектирование, строительство и поставку оборудования для наших объектов, на выполнение других услуг различного характера и заключение государственных контрактов по новому Федеральному закону №44.

С начала этого года мы провели 122 конкурсные процедуры на 19 миллиардов рублей, общий размер экономии составил 8,5 процентов или 1,5 миллиарда рублей, то есть 8,5 процентов мы традиционно экономим при заключении государственного заказа. Очень серьезная цифра, она достигается определенными техническими решениями, которые принимает технический заказчик, подрядчик.

Безусловно, бывают ситуации, когда подрядчик делает слишком большое снижение цены контракта, что приводит к неисполнению им своих обязательств. С такими подрядчиками впоследствии нам приходится расстаться, поскольку снижение является ниже целевой себестоимости.

Осуществляется такой обоюдный процесс, когда город ставит условие выполнения контракта, а подрядчик должен их либо принять, либо не принять. Любой контракт жестко регламентируются нашим законодательством, обеспечивается банковскими гарантиями на исполнение контракта.

Также хочу обратить внимание, что мы находимся в разгаре строительного сезона. Мы работаем практически круглосуточно, строим объекты жилья, детские дошкольные учреждения, школы, больницы, большое количество объектов метрополитена.

Работа ведется более чем на 350 площадках одновременно. Они находятся в разной стадии готовности: это и крупные объекты подземных станций, и какие-то локальные объекты. Большое количество ведем дорожных объектов, поподробнее, я думаю, расскажу о них, отвечая на ваши вопросы

Вопрос: Вы с гордостью сообщили о сокращении затрат на строительство, но мы уже столкнулись с сокращением затрат на олимпийских стройках, которые привели к банкротству некоторых предприятий, сейчас «Космос» обанкротился. Не приводит ли такое снижение к тому, что компании, работающие в Москве, в конце концов, вынуждены брать заказы, а потом обанкротиться, это первый вопрос. А второй вопрос, скажите, пожалуйста, сейчас страна находится в достаточно сложном экономическом положении и секвестрирует бюджет…

Андрей Бочкарев: А откуда у вас данные, что страна секвестрирует бюджет?

Вопрос: Ну, называется это по-другому, сокращение целевых программ. То есть, не коснулось ли пока сокращение финансирования программ 2014 и 2015 годов?

Андрей Бочкарев: Отвечаю на вопрос. Никаких сокращений финансирования в 2014 году в городе Москве не принято и не принимается. Ежегодно ведется мониторинг экономической ситуации независимо от того, какая ситуация в мире и в стране. Бюджет любого субъекта формируется в течение года. И, конечно, есть прогнозные значения, есть фактические. И по итогам фактических значений уже вносятся какие-либо коррективы в сторону уменьшения или увеличения бюджета. Пока мы находимся в середине года, и Адресная инвестиционная программа не секвестрирована и выполняется в полном объеме.

Второе – когда речь идет о снижении стоимости строительства. Мы говорим о том, что осуществляем экономию за счет целого ряда определенных факторов. Это не просто волюнтаристское требование купить то, что стоит дорого, в два раза дешевле. А это предложение города, за какие деньги построить данный объект, то есть заплатить за стоимость данного объекта, причем посчитанную по нормативам, как по городским, так и по федеральным.

И далее – никто в стране не обязывает, не принуждает подрядчика выполнять ту или иную работу. Каждая компания сама принимает решение об участии или неучастии в том или ином проекте, сама подает свою заявку с указанной ценой, за которую готова выполнить работы. И мы предполагаем, что любая компания, прежде чем это делать, сначала продумывает последствия своего шага, понимает, как она будет это выполнять, соответственно вся ответственность за исполнение контракта лежит на этом контрагенте.

Задача города Москвы - предоставить земельный участок, проектную документацию, обеспечить финансовыми ресурсами. Задача строительной компании – определить свои затраты, выстроить производственный процесс, произвести строительство объекта, сдать объект в эксплуатацию, получить за это деньги.

Поэтому говорить о том, что какая-то проблема с одной компанией является отражением системных вопросов, я бы не стал. Потому как системного пока здесь не происходит. Строительный бизнес, в котором работают генеральные подрядчики в любой стране мира, а я работал во многих ведущих зарубежных компаниях, является одним из самых высоко рискованных видов деятельности в деловой сфере, любая строительная компания всегда находится в зоне риска. По статистике, в США самым рискованным бизнесом является ресторанный бизнес, а вторым по уровню риска является строительный бизнес. Поэтому руководителям и собственникам компаний, которые участвуют в строительной деятельности, сама жизнь предъявляет очень высокие требования. И очень часто бывает, люди ошибаются, не учитывают разных факторов, которые могут быть. В силу, может быть, ошибки внутренней, торопливости и так далее. Но это не планомерные действия государства, а это обычная хозяйственная деятельность той или иной компании.

У нас работают несколько сотен компаний, может быть пара десятков крупных. И если какая-то компания испытывает финансовые сложности, это не значит, что имеется какая-то системная проблема, у каждой компании набор сложностей может быть различный. Ни одна компания не может существовать и рассчитывать только на один объект, который она, может быть, выиграет у государства и получит контракт. Каждая компания должна планировать свою деятельность, основываясь на целом ряде факторов, в том числе охватывая разные секторы рынка и так далее. Я говорю прописные истины, просто многие ваши коллеги начинают эту тему акцентировать, не разбираясь в сути строительного контрактного бизнеса. А подрядчики жалуются на то, что государство может быть где-то дает не очень высокую цену. Но с другой стороны есть компании, которые работают рядом за эти же цены, являются успешными, прибыльными и выполняют свои обязательства.

Вопрос: В этом году у нас на создание новых дорог и развязок запланированы достаточно большие капиталовложения. Какой, по-вашему, эффект ожидается от инвестиций? Насколько повысится средняя скорость движения по Москве, и сократятся ли пробки? Вот Марат Шакирзянович (Хуснуллин - заместитель мэра по вопросам градостроительной политики и строительства Москвы) недавно говорил, что дорожники не поспевают за автомобилями?

Андрей Бочкарев: Во-первых, хочу подчеркнуть, что мы никогда не говорили, ни Сергей Семенович (Собянин – мэр города Москвы), ни Марат Шакирзянович, что транспортная проблема города Москвы решается только строительством новых дорог. Вы можете ознакомиться с нашими высказываниями.

Строительство объектов улично-дорожной сети является одной из мер, которая направлена на решение транспортных проблем. Главной мерой, которая является лейтмотивом работы правительства Москвы - это приоритет общественного транспорта. Да, мы действительно строим необходимые транспортные объекты, которые являются, безусловно, важным фактором, который влияет на общее состояние транспортной ситуации. Но если мы приращиваем улично-дорожную сеть в небольших процентах от общей существующей улично-дорожной сети, то количество автомобилей увеличивается на 250-300 тысяч автомобилей ежегодно!

То есть темпы прироста автомобильного парка в десятки раз превышают темпы прироста количества дорожных объектов. Ну, это просто факт жизни. Купить автомобиль проще, чем построить новую развязку. Поэтому еще раз подчеркиваю, что мы абсолютно уверены, и расчетами нашими это все доказано, да и жители города Москвы давно увидели, что введение в строй тех или иных дорожных объектов лишь локально влияет на дорожную ситуацию. Проведенные исследования показывают, что на некоторых участках после реконструкции у нас в разы увеличивается пропускная способность. Еще раз говорю, это большая планомерная работа, которая является частью решений города Москвы и приоритетом которой является развитие общественного транспорта.

Вопрос: Я хотела спросить по поводу реконструкции Щелковского шоссе. Вот в 2013 году началась реконструкция Щелковского шоссе, его должны были сдать в феврале этого года. Но согласно данным ЦОДД (Центр организации дорожного движения), его вроде и не сдали. Просто жители жалуются, что там очень много недоделок…

Андрей Бочкарев: Оно действительно не сдано, хотя мы должны были сдать его в феврале 2014 года. Подрядчик пока не завершил работы, против подрядчика приняты определенные меры. Он взял на себя обязательство выполнить все работы в этом году. Данный объект находится на постоянном контроле в Департаменте строительства, в Комплексе градостроительной политики. Сегодня на штабе по дорожному строительству мы эти вопросы, в том числе, обсуждали. Объект пока не закончен, работы продолжаются. Мы приносим извинения нашим горожанам, что затянули сроки строительства, вызванные, в первую очередь, действиями подрядчика.

Вопрос: А когда планируется завершить?

Андрей Бочкарев: Я думаю, что в 4-м квартале этого года мы завершим весь объем работ по данному объекту, если подрядчик будет выполнять свои обязательства. Если не будет, тогда мы примем еще более жесткие меры.

Вопрос: Жесткие меры это штрафы?

Андрей Бочкарев: Это расторжение контракта, это штрафы.

Вопрос: То есть вы можете сменить подрядчика?

Андрей Бочкарев: Да, мы об этом заявляли, и Марат Хуснуллин говорил об этом. Там были субъективные и объективные причины, связанные со сложностями: с освобождением ряда участков строительства, с переносом ряда коммуникаций и так далее. Все это повлияло на сроки строительства, но есть и задержки, связанные с неэффективной работой подрядчика.

Вопрос: То, что я видела на фотографиях, там достаточно небезопасно для жизни, то есть остановка над пропастью, столбы посреди дороги…

Андрей Бочкарев: ЦОДД с нами работает каждый день, на любые замечания мы реагируем в течение нескольких часов. ЦОДД в первую очередь заинтересован в том, чтобы на объекте было безопасно. Все выполняется в соответствии с планом, который ЦОДД согласовал со строителями. Поэтому, если там есть какие-то вопросы, ЦОДД в первую очередь должен передать нам информацию для того, чтобы мы прореагировали. У нас постоянно ведется мониторинг подразделениями Департамента строительства, на любые возможные сложности, которые могут повлиять на дорожное движение, мы стараемся реагировать мгновенно. Более того, если жители видят какие-то трудности, они могут обратиться на порталы города и сообщить о каком-то моменте, которые пропустили наши контролирующие органы.

Вопрос: Все мы помним историю с демонтажем отбойников на Варшавском и Каширском шоссе. На каких шоссе они будут демонтироваться, или наоборот устанавливаться?

Андрей Бочкарев: У нас в городе существует большое количество магистралей, на которых отсутствуют отбойники, но присутствует реверсивная полоса. Любые решения принимаются на основе анализа технических решений и технических норм, существующих в стране. И если есть целесообразность создания какого-либо объекта, мы будем задачи выполнять. Если присутствуют какие-либо нарушения, мы готовы их рассматривать и вносить коррективы.

Вопрос: Недавно был подписан контракт с китайскими инвесторами на строительство метро. Почему именно китайцы, и есть ли вариант привлечения инвесторов из других стран?

Андрей Бочкарев: Данный вопрос лучше прокомментирует заместитель мэра Марат Хуснуллин. Он лично посвятил много времени этому, и после возвращения из Китая подробно обо всем расскажет. Что касается привлечения других организаций, мы с 2011 года ведем переговоры и постоянные встречи с представителями различных компаний из разных стран мира. Пока ни одна компания грамотных предложений не дала.

Вопрос: Конкурс по реконструкции площади Тверской заставы был отменен, когда будет объявлен новый?

Андрей Бочкарев: В прошлом году был объявлен тендер по Федеральному закону №94, однако в связи с изменением законодательства и введением Федерального закона №44 мы отменили этот конкурс и объявим его заново на других условиях, потому что так требует законодательство Российской Федерации. Завершен первый этап работ, который был необходим для завершения тех задач, которые возникли при строительстве торгового центра на площади инвестором, и сейчас готовимся приступить непосредственно к реконструкции площади Тверской заставы. Надеюсь, в этом году мы приступим к работам.

Вопрос: Что будет с объектами НПО «Космос»? Северо-Западная хорда, Алабяно-Балтийский тоннель?

Андрей Бочкарев: К сожалению, одна из наших сильных компаний – компания «Космос» - не смогла выстроить свой внутренний процесс хозяйственной деятельности не только на московских объектах, но и при решении других задач в стране. Это их внутренние проблемы, никаких задолженностей или невыплат со стороны города Москвы не было. Все обязательства город перед компанией выполнил в полном объеме.

Принято решение, что мы будем достраивать эти объекты. Сейчас выполняются работы по поддержанию строительной площадки в нормальном состоянии, ведется процедура расторжения контрактов с компанией, после чего будет проведен конкурс на завершение строительства объектов, в том числе и Алабяно-Балтийского тоннеля.

Стоит задача - завершить все объекты к концу года. Непростая задача, потому что много времени у нас уходит на процедуры согласования актов, финансовых и технических документов, а не на само строительство. Торги – это только часть работы и усилий, лишь 10 процентов, которые тратит государственный заказчик на исполнение Адресной инвестиционной программы. 90 процентов времени мы тратим на взаимодействие с подрядчиком, чтобы помочь ему выполнить его же собственные обязательства.

Вопрос: Алабяно-Балтийский тоннель очень сложный с точки зрения геологии. Там были сдвижки грунтов. Не вызовет ли смена подрядчика потерю контроля над строительными процессами?

Андрей Бочкарев: Подрядчик – это не единственная компания, которая отвечает за безопасность строительства в городе. Отвечают за это государственные структуры. Любой объект мы строим с пониманием всех вопросов, которые должны решить в ходе строительства. Зачастую мы понимаем и знаем проблемы даже лучше, чем подрядчик. Ответственность за строительство объектов лежит не на подрядчиках, а на органах исполнительной власти. Если подрядчик не справляется – мы вынуждены вмешиваться в процесс, вплоть до расторжения контракта

Вопрос: Сдаточный объект этого года – станция «Котельники». Удалось ли урегулировать земельные вопросы? И не сдвинутся ли сроки строки строительства станции?

Андрей Бочкарев: Вопрос земельных отношений в 100-процентом объеме не решен, так как у города много планов по строительству разного рода объектов. Мы завершаем с коллегами первый этап наших земельно-правовых отношений в решении этих вопросов и продолжаем взаимодействие по созданию транспортно-пересадочных узлов и организации той зоны, которая в Котельниках формируется. Оба объекта стоят в планах на ввод 2014 года.

Вопрос: Как продвигаются работы на Кожуховской линии? Там 2 щита пошли от станций «Некрасовка» и «Косино»?

Андрей Бочкарев: Щиты только готовятся к началу движения, 4 щита там находятся, в мае начнется движение первых двух. Это не самые главные контрольные точки при строительстве данной линии, главное для нас – это освобождение территории по другим объектам.

Вопрос: Будет ли применяться испанский метод при строительстве?

Андрей Бочкарев: На каких-то участках мы пройдем тем методом, который предложили наши коллеги – испанские инженеры, где-то – традиционным методом. На этом участке идем двумя щитами традиционной методикой, это однопутный тоннель. На других участках будут применяться щиты большего диаметра.

Вопрос: Полгода назад на совещании в префектуре ВАО (Восточный административный округ Москвы) Марат Хуснуллин поставил задачу провести ревизию построенных и разрушающихся объектов.

Андрей Бочкарев: Работа такая проведена, ревизия сделана, даны поручения инвесторам - привести свои объекты в соответствие с контрактом. Летом будет готов отчет, и городом будут приняты меры по взысканию штрафных санкций с инвесторов за неисполнения обязательств. А штрафные санкции будут очень серьезные. Данный вопрос находится на контроле Департамента экономической политики.

Вопрос: Сколько новых станций метрополитена в этом году будет введено? И второй вопрос по станции «Технопарк», о ней много лет говорим, она в этом году будет или в следующем?

Андрей Бочкарев: На станции уже ведутся работы, есть предпосылки закончить эту станцию в этом году, но если мы скользнем на январь-февраль, ничего страшного не произойдет. Тем более, сейчас заселение того района идет не такими темпами, которыми мы строим метро. В 2014 году мы планируем ввести 5 станций. Станцию «Спартак» - в середине лета этого года. Участок «Юго-Западная» - «Тропарево», станция «Тропарево» – конец сентября – начало октября. Далее «Тропарево» - «Румянцево», соответственно станцию «Румянцево» - в конце года. И такой сложный участок «Румянцево» - «Саларьево». И участок «Жулебино» - «Котельники», станция «Котельники». Вот пять станций, которые мы планируем ввести.

Вопрос: А какой самый дорогостоящий объект строительства, который введут в эксплуатацию в Москве в этом году?

Андрей Бочкарев: Не самый дорогой объект, а сумма контрактов самая большая, так будет правильнее. Я думаю, что участок метро от станции «Юго-Западная» до станции «Саларьево» будет самым крупным объектом, соответственно с самой большой суммой контрактной цены. Мы об этом еще попозже скажем, потому что она еще уточняется. Но будет конечно большое количество и других крупных объектов. Мы завершаем реконструкцию Можайского шоссе, Шоссе Энтузиастов, Щелковского шоссе. Большой объект - это Дмитровская развязка - почти 30 миллиардов рублей. Объектов крупных будет очень много.

Вопрос: А какие еще крупные объекты просто в работе.

Андрей Бочкарев: У нас в работе большое количество крупных объектов, большое количество развязок. Развязка на пересечении Ленинского проспекта и МКАД. Как я уже сказал, завершаем Можайское, Щелковское шоссе. Завершаем работы по развязке Волгоградский проспект - МКАД. Разворачиваем большой объем работ по Калининско-Солнцевской линии метро, той линии, которая придет из центра Москвы от станции «Парк Победы» до Солнцева и в Рассказовку, это более 19 километров линий. Это колоссальные инвестиции, объект, который ждали жители Солнцева более 30 лет! Сергей Семенович Собянин был на этом объекте в мае прошлого года, а в июне мы развернули работы на всех площадках. Этот объект будет сдан в 2017 году в полном объеме. Это самый крупный объект, почти 19 километров.

Вопрос: Вот эти развязки, которые Вы упомянули, это речь идет об этом годе?

Андрей Бочкарев: Мы заканчиваем развязку на Волгоградке, на Можайском шоссе, на пересечении Можайского шоссе, на пересечении МКАД и Дмитровки, завершаем все это в этом году.

Вопрос: К Юбилею Московского зоопарка планировалась реконструкция нескольких объектов. Когда все будет выполнено?

Андрей Бочкарев: Мы там приступили к работам. Выполняем плановую работу по замене коммуникаций, приведению в порядок пруда. Там также будет построен второй переход и ряд других объектов. Все это мы сделаем уже после празднования 150-летия зоопарка. А сейчас идет первый этап – это комплексная реконструкция коммуникаций и реконструкция прудов.

Вопрос: Вы сказали, что завершаются работы на развязке Волгоградское шоссе – МКАД, я так понимаю, это идет в увязке со светофорными развязками в Жулебино?

Андрей Бочкарев: Не светофорная развязка, а эстакада в Жулебино, которая на Новорязанском шоссе, на Волгоградке. Скажем так, они являются разными титулами, разными объектами, но проектировались в створе решения обеспечения транспортом данного района, в том числе с учетом строительства метро «Котельники». Эти две развязки строятся по разным графикам, разными компаниями, но обе будут завершены в этом году.

Вопрос: Комитет по ценовой политике Москвы сообщил о согласовании проекта развязки МКАД и Рязанского проспекта. Они, естественно, не говорят ни слова о сроках. Когда начнется строительство, и не пересекутся ли они с завершением Волгоградки?

Андрей Бочкарев: Нет, никак не пересекутся. Эти объекты находятся на расстоянии двух километров друг от друга, это два разных объекта. К реконструкции мы приступим примерно через два-три месяца после того, как получим заключение экспертизы. Будут проведены торги, по итогам торгов будут уточнены сроки и стоимость объекта. Мы ставим задачи в течение полутора лет завершить эту работу, скорее всего, завершим в течение года. Точную дату выхода на площадку пока сказать не готовы, так как сначала должны пройти конкурсные процедуры.

Вопрос: Андрей Юрьевич, нельзя уточнить, какое количество щитов сейчас работает при строительстве метро в Москве?

Андрей Бочкарев: У нас более 22 щитов сейчас находится в Москве.

Вопрос: Вправе ли инвестор – застройщик проигнорировать результаты публичных слушаний по строительству гаражного комплекса? Сейчас разгорается конфликт, например, в районе Кожухово. Год назад на слушаньях большинство жителей высказались категорически против гаражного объекта на входе в Салтыковский лесопарк. Но инвестор-застройщик демонстративно проигнорировал и начал строительство.

Андрей Бочкарев: Коллеги, если скажем, большинство жителей скажет, что они хотели бы проезжать свой перекресток на красный свет, это не значит, что мы должны менять правила дорожного движения. Поэтому мнения жителей могут быть как абсолютно справедливыми, так и нет. Я не знаю всех обстоятельств, и комментировать не готов. К мнению жителей мы прислушиваемся. Есть определенные нормы, которые либо позволяют строить объект, либо нет. В других странах мира, когда проходят публичные слушания, там не ставится вопрос «вам нравится, что мы строим метро или не нравится», а ставится вопрос «мы нарушили какие-либо нормы законодательства, инженерные нормы при размещении того или иного объекта?». Если нет, то основания отказывать нет.

Я бы хотел отметить, что город Москва принял колоссальное количество решений, более чем на 25 миллионов квадратных метров отменено инвестиционных контрактов, которые шли в разрез с интересами города, с интересами москвичей. Это не заслуга Департамента строительства, это работа Стройкомплекса Москвы.

«Интерфакс»