Главная / Интервью
18 января 2016 г. 12:21, Градостроительная политика

«Надо научиться строить мир в своей душе»

Протоиерей Владимир Макеев о возведении церкви, необходимости духовного просвещения и традициях празднования Крещения Господня

Новый белый храм в честь святых равноапостольных Мефодия и Кирилла на Дубровке, в котором уже проходят богослужения, без преувеличения, уникален. Он стал первым, заложенным в рамках программы строительства в столице России двухсот православных храмов. Построен рядом с печально известным Театральным центром, где в октябре 2002 года от рук террористов погибли 130 человек. В конце прошлого года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма на Дубровке. О том, с какими трудностями пришлось столкнуться при строительстве, кто помогал их преодолеть, обозревателю «Московской перспективы» рассказал настоятель Патриаршего подворья храма святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей Словенских, на Дубровке протоиерей Владимир Макеев.

На благотворительной основе

​– Отец Владимир, храм светлый и прекрасный как снаружи, напоминающий по своей архитектуре древнерусские шатровые церкви, так и изнутри – двухъярусный, с приделами из белого мрамора. Вы начали служить здесь с момента закладки первого камня?

– Я назначен настоятелем храма 12 июля 2011 года, а чин закладки камня в основание первой в рамках «Программы-200» церкви был совершен Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в светлую седмицу Святой Пасхи 29 апреля того же года. Мне Святейший объявил об этом во время служения в храме Покрова Божией Матери на Рву, что на Красной площади, в просторечии называемом храмом Василия Блаженного, как раз отмечавшем 450-летие со дня освящения. Святейший благословил меня на настоятельство. 

И вот в конце прошлого года, 13 декабря, состоялось большое событие – Святейший Патриарх совершил чин великого освящения нашего храма. Причем произошло это в день памяти святого Апостола Андрея Первозванного, который, по преданию, первый принес проповедь о слове Божием на нашу землю. 

– С какими трудностями вы столкнулись в ходе строительства храма? Кто вам помогал их преодолевать? 

– Строительство этого первого храма из двухсот оказалось очень непростым. Когда оно только начиналось, финансовую ответственность за возведение приняла на себя компания «Эко-Тепло», возглавляемая Юрием Ефимовичем Шеляпиным. Отмечу, что архитектор здания – Андрей Николаевич Оболенский, проектная организация – ГУП «Моспроект-2» им. М.В. Посохина. А «Эко-Тепло» как инвестор и генеральный подрядчик в то время имело намерение возвести храм от начала до конца. Однако финансовые трудности не позволили ему осилить все это.

– Пришлось на ходу изменить планы?

– Да, но несмотря на это, мы благодарны руководителю компании Юрию Шеляпину, Заслуженному строителю России. Юрий Ефимович добросовестно строил храм, насколько у него была возможность, до конца не сдавался, и уже перед освящением он всячески помогал привести в порядок интерьер. Мы ему за это благодарны, Господь все знает. И, конечно, огромную помощь и поддержку в плане решения множества организационных и других важных вопросов оказывают нам правительство Москвы, куратор программы Владимир Иосифович Ресин, за что мы очень благодарны, молимся о них. Финансирование же работ осуществляется на благотворительной основе, через специально созданный Фонд поддержки строительства храмов «Программы-200».

– Предполагалось, что строители сдадут храм в октябре 2012 года – к десятилетней годовщине теракта на Дубровке.

– Действительно, строительство началось в октябре 2011 года, а 21 декабря уже завершилось, так как строители ушли в отпуск перед Новым годом и вернулись на стройплощадку только 17 июля 2012 года. Хотя по графику надо было уже приступать к отделочным работам. Эти обстоятельства, которые никто не мог предвидеть, а также недостаток финансирования заставили нас скорректировать сроки. Но здесь видна не только человеческая рука, но и Божий промысел. Вернулись к строительству на нулевом цикле. Все пошло активно, и уже 26 октября 2012 года, в день памяти Иверской иконы Божией Матери – 10 лет назад в этот день были освобождены заложники, – церковь была построена, ее венчали купола с крестами. Мы отслужили панихиду по всем, кто погиб при освобождении заложников на Дубровке, и молились, чтобы Господь их упокоил и чтобы ныне живущие не имели больше подобных трагедий. Провели рождественскую литургию с 2014 на 2015 год. И с этого момента праздничные и воскресные богослужения постоянно проходят в нашем храме.

– Что еще предстоит сделать?

– Еще много дел впереди. Предстоит закончить украшение мраморными киотами. Намереваемся к Пасхе сделать зеркальные киоты, которые будут находиться на противоположных стенах.  Компания «Ташир» сейчас заканчивает строительство нашего прицерковного дома причта.

– Я заходила туда – там еще непочатый край работы...

– Глаза страшат, а руки делают. Мы думаем, в первой половине этого года все достроим. Самое главное, храм надо украшать не только красивыми иконостасами, полами и утварью – прежде всего храм должен быть украшен человеческими душами, чистотой и духовными заповедями. Если сердца будут чистыми, жизнь духовно наполнена, то уж все остальное Господь поможет нам устроить.

Когда нет средств, есть Божий промысел

– Внутри храм отделан в своеобразном стиле. Чей это дизайн?

– Когда мы стали служить в этом храме, начали украшать его интерьер. Иверской иконе посвящен правый придел, а левый – святому князю Владимиру. К Пасхе был установлен иконостас, написаны иконы в главный алтарь в стиле Симона Ушакова. Господь нам послал живописцев – мужа с женой, Антона и Екатерину, которые живут в Ярославле, в Москве это их первый иконостас. Мы заказали им и вот эти два киота, как бы продолжили центральный интерьер храма. В правый киот была написана икона святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, которые являются покровителями этого храма, в левый киот – святого равноапостольного князя Владимира, крестившего святую Русь, и его бабушки – святой равноапостольной княгини Ольги. 

– Почему выбран именно этот стиль?

– Когда перед нами встал выбор, каким делать иконостас и как украшать храм, мне встретился в храме Христа Спасителя Вячеслав Иванович Суслин. Его компания изготовляет каменные иконостасы, их работы есть в храме Христа Спасителя, в Никольском Морском соборе. Конечно, можно сказать, что камень – материал безжизненный, но это тоже творение рук Божьих. Я встречался со многими резчиками, которые делают традиционные резные иконостасы из дерева, покрывают их позолотой, знакомился с различными проектами. Но мраморные киоты так хорошо подошли к стилю нашего храма – и красивые, и надежные, и величественные, и возвращают к византийской православной традиции. Так появилось это решение. А оплатить работы помог Сергей Семенович Серегин, который много лет является моим духовным чадом, и другие благотворители.

– Многие люди жертвуют средства на строительство?

– Конечно, немало таких людей, без них мы бы не осилили стройку. С Серегиным, например, мы знакомы еще по Сиднею, он пришел в веру во взрослом возрасте и принимает участие в храмостроительстве. Он скромный человек, имеет какой-то семейный бизнес. 

Был случай, мне сказал человек: «Я хотел бы сделать еще какое-то пожертвование, но никак не могу продать дом, который построил, – хоть бы он продался в половину стоимости». Мы с ним вечером поговорили, а на следующий день он позвонил и говорит: «Батюшка, давайте заказывать иконостас. Продался дом по полной цене. Это просто чудо!» Господь всегда дает чудо, когда человек хочет с чистым сердцем ему послужить, будь то желание украсить храм или помочь другому.

Террористы идут туда, где их боятся

– Храм назван именами Мефодия и Кирилла – почему именно в честь памяти славянских просветителей?

– Потому что храм в «Программе-200» был первым, и он является прообразом духовного просвещения. Мефодий и Кирилл – покровители славянских народов. Они дали нам язык молитвы, открыли мудрость Евангелия, позволили постичь смысл богослужебных книг. Составив в 863 году славянскую азбуку, Кирилл и Мефодий стали родоначальниками нашей письменности и культуры.

Нам еще надо очень многому учиться. Надо, чтобы люди приходили в храм не только тогда, когда туда привозят великие святыни. И если у нашего народа будет духовное просвещение, то все сложности жизни станут второстепенными, вера будет двигать народом. И конечно, если наш народ будет больше просвещен, то и терпение будет у нас, и усердие, и мир Христов в наших душах распространится на всю нашу страну и на наших близлежащих соседей.

– Но всегда ли просвещение ведет к духовному прозрению?

– Слово как раз просвещает духовно изнутри, делает ближе к правде Божией. Потому что можно говорить одни слова, а делать по-другому, и это совершенно не просвещение, надо, чтобы слово сочеталось с делом. Поэтому евангельская правда, которая воссияла в нашем народе, – это идеал, к которому все должны стремиться. Если мы будем исполнять Божьи заповеди, не только словом, но и делом подтверждать свою духовность, это и будет просвещением.

– Сегодня много говорят о необходимости внести в школьное расписание уроки православия. Как вы к этому относитесь?

– Безусловно, детей надо просвещать. Сегодня человек получает образование, а духовно не просвещается. Поэтому необходимо хотя бы факультативно преподавать основы православия, чтобы дети имели выбор для своего душевного пути. Если человек знает свои корни, он может созидать и духовно просвещать тех, кто рядом с ним.

– Вы думаете, что нынешний уровень терроризма связан именно с отсутствием духовности?

– Я думаю, что в обществе просто поменялись ценности. Если бы люди готовились к жизни вечной, жили по евангельским заповедям, то такого разгула терроризма не могло бы быть. А те, кто занимается террористической деятельностью, знают, что люди ценят лишь материальные ценности, стали жить в достатке, и если у них отнимают жизнь, то все кончается. Террористы идут туда, где народ боится, где дух сломлен, где ценности материальны.

Если бы было православное общество, мы были бы духовно просвещенным народом, эти нелюди не посягнули бы на нас. Живем как обыватели, ходим в театр, а духовности нет.

– Обычно мы говорим, что надо быть сильным духом. А в заповедях Христовых сказано: блаженны нищие духом. Как это понять?

– В Священном писании говорится о другом. Дух верующего человека в этой заповеди имеет совсем другой смысл, нежели «в здоровом теле здоровый дух». Можно быть совершенно здоровым человеком, но абсолютно нищим духовно, бездушным. Если мы будем надеяться на свои силы, они всегда будут посрамлены, а когда человек живет, уповая на милость Божью, на опыт Церкви, он посрамленным быть не может, потому что с нами Бог.

– Вы сейчас работаете над организацией прихода?

– Приход – это живой организм, о котором надо заботиться, лично общаться с прихожанами, совершать богослужения. Сколько приход существует, столько он и организовывается

Когда дом причта достроится, в нем мы хотим сделать духовный центр, чтобы была воскресная школа, где прихожане могли бы общаться друг с другом, чтобы как верующие, так и неверующие приходили, получали какое-то утешение, а потом и познавали Христа. Потому что храм не только для верующих, но и для тех, кто ищет Бога. Это зависит от нашего усердия и наших стараний, которые должны распространяться на всех. Церковь должна заниматься и миссионерской деятельностью.

– Много людей приходит в храм?

– Не сказать, что много, потому что наш храм находится в гуще церквей, существовавших здесь ранее. Тем не менее мы устраиваем нашу богослужебную жизнь, Люди приходят и принимают в ней участие, есть прихожане, которые постоянно исповедуются и причащаются, и в общем-то жизнь церковная обустраивается.

Рос в православной теплоте

– Где вы служили до назначения в этот храм?

– Я 21 год прослужил в Австралии. На пятый континент меня направили с миссией создавать церковный приход храма Покрова Богородицы в Сиднее, чтобы нести свет православия людям, волею обстоятельств оторванным от родины. И там я занимался реконструкцией бывшего храма греческой православной общины, приобрел опыт в строительной области.

– Работа в Австралии тоже начиналась с нуля? 

– Там вообще не было ничего – ни прихода, ни храма. Везде свои сложности и преимущества. Было бы желание служить Богу. Надо сказать, в Австралии много православных, среди которых не только эмигранты и их потомки. В Сиднее прихожане – это в основном эмигранты, но есть иностранцы, принявшие православие. Многие наши соотечественники до приезда в Австралию были совершенно неверующими, но жизненные обстоятельства, разочарования и потери открыли им дорогу в храм.

– А почему вы вернулись обратно в Россию? 

– Вынудили меня вернуться семейные обстоятельства. После кончины мамы мой отец остался один, надо было помогать ему в старости. Пришлось мне писать прошение о том, чтобы приехать в Россию. И сразу после возвращения я получил назначение Святейшим Патриархом на настоятельство храма Мефодия и Кирилла на Дубровке. Для меня это почетное назначение, и я благодарю Святейшего за то, что он мне доверил это строительство.

– Как вы пришли к тому, что нужно служить Церкви?

– Я с детства верующий, с рождения православный человек. Еще в советское время, когда мало кто ходил в храм, меня водили в храм бабушка и прабабушка. Рос в православной теплоте. Много людей есть, которые пришли в зрелом возрасте, а у меня вот так. Я один ребенок был в семье. И вот служу уже 32 года.

– Своя семья у вас большая?

– У меня две дочери и взрослый сын, у которого уже своя семья. Невестка – австралийка, приехала сейчас в Москву, у них скоро должен родиться ребенок. Так что жду внука или внучку. А девочки мои поют в церковном хоре, старшая даже регент хора.

Крещение – это не купание

– Отец Владимир, номер нашей газеты выходит в день великого праздника – Крещения. Расскажите, пожалуйста, в чем его суть?

– Кондак этого праздника говорит следующее: явился свет твой – Господи, и Господь явил себя миру перед своей проповедью. Когда Господь вышел, он принял крещение от раба своего Иоанна в реке Иордан. Когда он крестился, явился святой дух в виде голубя: мое благоволение. Проповеди Господа служат покаянием. И крещение принимается, чтобы быть членом Церкви. Крещение, которое Господь принял, дало ему возможность проповедовать и нести благовестие всему миру. В этот праздник служится божественная литургия, совершается чин освящения воды, название святой воды – агиасма, – она потом хранится целый год. Освящаются все помещения, когда человек прикасается к этой воде, он исцеляется от болезней.

Люди должны идти в церковь на божественную литургию, потом совершить чин великого освящения воды, освящать дом, испивать эту воду и произносить молитвы. Сейчас многие верующие и неверующие идут купаться в прорубь, не понимая смысла и значения этого. А смысл – вспоминать крещение нашего Господа, который пришел, чтобы спасти этот мир. Не для того, чтобы показать силу своего духа, что он может влезть в ледяную воду, а что он может покаяться и измениться.

– Так нужно все-таки окунаться в прорубь?

– Это личное дело каждого, самое главное, что человек должен быть крещеным, исповедоваться и причащаться. Надо в этот день идти в храм, брать святую воду, взирать на Христа, брать с него пример. Очищение через таинство крещения. Нужно смотреть на этот праздник как на день спасения, день явления миру Бога.

– Бытует мнение, что после Крещения даже обычная водопроводная вода становится святой. Как вы на это смотрите? 

– Говорится, что в этот день освящаются все воды. Но мы должны быть православными, потому что это вера, которая несет бремя апостолов христовых, последователей Христа. Поэтому мы должны в храм ходить и брать воду святую из храма. Если мы будем наливать воду водопроводную, а в храме не станем появляться, это будет уже не церковь, а секта какая-то, это неправильно.

Желаю всем, чтобы в праздник Крещения пополнить свои силы от благодатного источника иорданского, изменить свой образ жизни, свою греховную суть и, приобщившись к Церкви, спасаться и жить православной жизнью, быть верным чадом Русской православной церкви. 

Пожелание мое такое, чтобы общество наше стало добрее, чтобы люди любили ближнего своего, имели терпение, сострадание, желание созидать, чтобы люди строили мир в своих душах, а Церковь за это молится. Конечно, я бы желал, чтобы каждый нашел в себе силы переступить церковный порог и встретиться с Христом, жить, как заповедовал Христос, любя Бога всем сердцем и любя ближнего своего, как самого себя. И в этом есть смысл жизни.

Жанна Авязова

«Московская перспектива»

храмы