Главная / Статьи

На семи холмах и пяти мостах

80 лет назад началась реализация Генерального плана реконструкции Москвы

10 июля 1935 года, 80 лет назад, вышло постановление партии и правительства «О Генеральном плане реконструкции города Москвы». Основные его положения были рассчитаны на выполнение в течение ближайших лет. Многое удалось сделать, но работы прервала война. Идеи 1935 года продолжали реализовываться и в послевоенные десятилетия. Предлагаем прогулку по наиболее важным объектам и архитектурным ансамблям, которые обязаны своим появлением этому фундаментальному документу.

Украшение берегов

Первый московский Генплан заложил основу для градостроительного проектирования на многие десятилетия вперед. Современные архитекторы в своих работах развивают те его положения, которые по разным причинам не удалось реализовать ранее. В частности, документ 1935 года предписывал «развернуть в ближайшие 3 года застройку домами и архитектурно оформить» Краснопресненскую, Фрунзенскую, Ростовскую, Котельническую и некоторые другие набережные. В ряде мест эти работы забуксовали из-за размещенных там предприятий. В наши дни эти промзоны снесены или реконструируются в рамках программы правительства Москвы о развитии московских прибрежных территорий. Но и в 30-50-х годах прошлого века было сделано немало.

Авторы Генплана, видные зодчие Сергей Чернышёв и Владимир Семёнов, уделяли большое внимание набережным. Концепция обводнения столицы включала строительство ряда каналов, речных вокзалов, развитие инфраструктуры водного туризма. Ведь к 1937 году в Москву должна была прийти большая волжская вода.

«Проект канала Москва - Волга и Генеральный план реконструкции Москвы взаимно проникали и обогащали друг друга. Одна из главных идей канала - дать Москве много воды. Одна из главных идей Генерального плана - сделать обрамляющие эту воду набережные самым красивым местом Москвы», - пишет культуролог Владимир Паперный.

Не всё намеченное удалось реализовать, но многие здания на берегах Москвы-реки и сегодня напоминают о выполнении решений Генплана. Так, еще в 1940 году на Смоленской набережной завершилось строительство 11-этажного дома по проекту архитекторов А.В. Щусева и А.К. Ростковского (этот дом на какое-то время был самым высоким жилым зданием в столице). Это один из первых образцов парадной сталинской архитектуры, впрочем, еще не отягощенной оформительскими «излишествами».

Изначально дом строился для сотрудников Всесоюзного института экспериментальной медицины, но уже на стадии завершения был передан военному ведомству. Еще одна работа этих двух архитекторов находится неподалеку, на Ростовской набережной. Огромный дом дугообразной планировки начали строить в 30-е годы, но до войны успели возвести только центральную часть. Боковые крылья в более аскетичном стиле пристроили спустя два десятилетия. Этот дом, где поселились советские архитекторы, одним своим обликом воплощает связь эпох.

Первоначально внутри дуги находилась и служила важным элементом щусевского композиционного замысла церковь Благовещения на Бережках (ХVII век), однако в 50-е годы ее, увы, снесли. На Фрунзенской набережной не было прочных и ценных старых домов, поэтому здесь появилась возможность создать ансамбль новых строений в соответствии с Генеральным планом. Часть зданий построили до войны, затем работы приостановили. Смена архитектурной политики привела к тому, что часть более поздних домов на набережной оставлены практически без декора. Квартал между Хамовническим Валом и 3-й Фрунзенской улицей исследователи называют образцом советского градостроения середины прошлого века.

Порт пяти морей

Тема обновления набережных неотделима от идеи строительства новых мостов. Генеральный план предписывал «построить к началу 1938 г. взамен ныне существующих четыре новых моста через Москву-реку: Большой Каменный, Крымский, Москворецкий и Краснохолмский». Эти положения документа были реализованы в кратчайшие сроки и даже с перевыполнением. Уже менее через три года после публикации постановления москвичам и гостям города предстал каскад из пяти новых мостов в центре столицы. Крымский, Большой Каменный, Большой Москворецкий, Большой Устьинский и Большой Краснохолмский мосты были построены в короткие сроки и торжественно открыты к 1 Мая 1938 года. Их высокие пролеты смогли пропускать пассажирские теплоходы и грузовые суда.

Москва становилась портом пяти морей, поэтому вся водная инфраструктура города должна была соответствовать этому высокому статусу. Волжская вода по новому 128-километровому каналу пришла в столицу весной 1937 года. Тогда же были сооружены Хорошевское и Карамышевское спрямления, несколько гидроэлектростанций на Москве-реке, построено величественное здание Северного речного вокзала на Химкинском водохранилище, похожее на корабль с высокой мачтой.

Самые интенсивные работы развернулись в центре города, где шло строительство пяти новых мостов на месте старых, существовавших с ХIХ века. Одновременное строительство пяти объектов внесло определенные коррективы в городскую жизнь. Конечно же, полностью отрезать один берег реки от другого на столь значительном участке было невозможно. Мосты возводили так, чтобы связь берегов не разрывалась. Из пяти мостов 1938 года самый удивительный - Крымский. До начала ХХI века он был единственным вантовым мостом в столице, а по длине речного пролета (168 метров) довольно долго оставался одним из самых больших в Европе. Редкий принцип конструкции архитектор Александр Власов и инженер Владимир Константинов позаимствовали у моста через Рейн в немецком Кёльне, дополнив эту идею своими находками.

А вот Большому Каменному и Большому Устьинскому мостам придавалось особое значение в связи с проектом замкнуть в Замоскворечье Бульварное кольцо - об этом также говорилось в Генплане. Несколько многоэтажных домов в рамках этой концепции успели построить (а один, на улице Серафимовича, - передвинуть). Но проект в итоге остался нереализованным. Зато это позволило сохранить ценную историческую застройку.

Западные ворота

В Генплане уделялось значительное внимание прокладке новых улиц и проспектов. Ведь уже в середине 30-х годов транспортные потоки начинали создавать проблемы для города и его жителей. Разгрузить старые улицы были призваны широкие трассы. Для их ввода частично сносилась дореволюционная застройка, некоторые дома передвигали. В западной части города решили проложить улицу Новый Арбат.

Проспект должен был пройти по начальному участку Большой Молчановки, затем прорезал жилой квартал со знаменитой Собачьей площадкой, вбирал в себя Кречетниковский переулок, пересекал Садовое кольцо и круто спускался к реке по трассе Большого Новинского переулка.

Общая ширина новой магистрали рассчитывалась в диапазоне от 45 до 80 метров. Отдельные здания проспекта Конституции (так первоначально именовалась будущая трасса) появились еще до войны: Библиотека имени Ленина, жилые дома на пересечениях с Новинским бульваром и Смоленской набережной. Постепенно вырисовывалась красная линия проспекта. По плану его должны были украсить высокие и массивные дома, кое-где связываемые аркадой. Однако дальнейшую проработку проекта, а затем и его реализацию остановила война. О проспекте вспомнили в начале 50-х годов. Строительство развернулось от окраины к центру.

В 1957 году возвели Новоарбатский мост, сложный и передовой для своего времени. В 1962 году исполком Моссовета утвердил проект группы архитекторов в составе М.В. Посохина, А.А. Мндонянца, Г.В. Макаревича и других. Согласно их предложению, вдоль южной стороны проспекта тянется двухэтажный стилобат, занятый многочисленными предприятиями торговли, общественного питания и обслуживания населения. Над стилобатом возвышались четыре развернутые в сторону проспекта «книги» административных зданий высотой в 26 этажей каждое.

На северной стороне ставились пять жилых домов башенного типа, перемежаемые невысокими объемами предприятий обслуживания, а также сохраняемыми старыми домами (их тыльные части предстояло облагородить).

В 1962 году начались работы по расчистке трассы - это можно увидеть в одном из эпизодов фильма «Я шагаю по Москве». Сквозное движение по проспекту Калинина открыли в конце 1963 года, еще шесть лет шла застройка. К 50-летию Октябрьской революции вошли в строй кафе, магазины и кинотеатр. В 1969 году были завершены все здания на участке от Садового до Бульварного кольца.

«Москва получила долгожданные «западные ворота» - открылась новая трасса, связавшая кратчайшим и удобным путем центр города с западными окраинами и ведущими на запад шоссейными дорогами. Это позволило практически освободить от транзитных потоков старый Арбат, а затем и вовсе обратить его в пешеходную зону. Проспект спас старую московскую улицу от быстрой деградации под разрушительным воздействием автомобильных полчищ», – отмечает историк градостроения Алексей Рогачёв.

Внимания заслуживает и архитектура комплекса. Дома-«книжки» создают впечатление легкости и приветливости. Удачно спроектированы стилобат, пешеходная зона, километровый подземный тоннель для снабжения предприятий проспекта. В комплекс Нового Арбата вошли такие интересные здания, как Дом связи и здание СЭВ (ныне мэрия), также напоминающее раскрытую книгу.

Новоселы с улицы Строителей

Генплан-1935 намечал перспективы роста территории города. Одним из главных направлений для жилищного строительства был признан юго-запад. «Приступить к постепенной застройке нового юго-западного района с проведением водопровода, канализации и других коммунальных предприятий по обслуживанию населения. Построить к концу десятилетия в этом районе новые жилые дома площадью в 1 млн кв. метров», - указывалось в документе.

Кварталы между проспектом Вернадского и Ленинским проспектом стали показательной стройкой времен «оттепели», наряду с Черемушками. На юго-западе не было ценных капитальных строений, а равнинный рельеф позволял спланировать настоящий современный район со всей необходимой инфраструктурой. Не случайно именно в этом районе в 50-е годы появилась улица Строителей.

Развитием юго-запада занимался в первые послевоенные годы архитектор Александр Власов. Под его руководством были спроектированы кварталы типовых домов почти без декора, но с элементами индивидуальной планировки и оформления: красивые карнизы и балконы, въездные арки в русском стиле, гранитные цоколи, подъезды-порталы, украшенные «скандинавской» лепниной по эскизам Владимира Фаворского (шишки и еловые ветви). «Эти дома - предвестники массового индустриального домостроения. Власов хотел создать идеальный советский микрорайон с фабрикой-кухней и парками с учетом инсоляции и оптимальной плотности заселения», - рассказывает краевед Денис Ромодин.

Однако при реализации эти планы пришлось корректировать. Впоследствии квартал критиковали за слишком плотную застройку и ненужное украшательство. Некоторые дома в районе Ломоносовского проспекта стали своеобразным памятником переходной эпохе: та часть их фасадов, которая завершалась после ноября 1955 года, оставлена без декора. Но так называемые «красные дома» близ станции метро «Университет» успели полностью завершить еще до изменения партийной линии. Выглядят они наиболее богато по сравнению с остальной застройкой района. Дома облицованы красной плиткой под кирпич, поскольку глины такого цвета было много в Подмосковье, к тому же она была дешевле желтой. Секции для зданий использовали типовые, но отделка производилась экспериментальная. Во дворах и сегодня можно увидеть фонтаны, подземные гаражи, гранитные бордюрные камни, чугунные оградки и прочие элементы «большого стиля».

В ожидании первого звонка

Чрезвычайно важной частью Генплана стало массовое строительство школ. Оно активно велось в 1935-1940 годы. Дело не терпело отлагательств, ведь из-за перегруженности старых школ и износа зданий в городе назревал настоящий образовательный коллапс. Школ Москве не хватало и до революции. Даже большинство гимназий для детей из состоятельных семейств размещалось в бывших дворянских особняках, а не в специальных учебных зданиях.

К началу 30-х годов городу нужны были уже сотни школьных зданий, причем новых, а не переделанных из «непрофильных» дореволюционных домов. Население столицы быстро увеличивалось, а среднее образование, по Конституции, стало всеобщим и обязательным.

Сразу после выхода постановления городские власти поручили 60 архитекторам начать проектирование новых школ на 880 учащихся каждая. Требовались незаурядные, просторные и светлые здания с красивым оформлением фасадов и интерьеров. Была поставлена задача создать типовые здания, учитывающие рельеф и освещенность. Каждой школе полагалось иметь 22 классные комнаты, два кабинета, библиотеку, директорскую, буфет, раздевалку. В коридорах и учительских настилали паркет.

У многих школьных зданий тех лет неповторимое лицо: встречаются фасады, покрытые плиткой под бриллиантовый руст. За пять предвоенных лет в Москве сдали в эксплуатацию 390 школ. Таких темпов школьного строительства не знала ни одна страна мира. Большинство этих зданий и ныне служат образовательным целям. А наиболее удачные идеи 30-х годов используются и современными архитекторами, проектирующими здания школ, гимназий, лицеев. 

Андрей Мирошкин

Генплан Москвы

Вам также могут быть интересны другие статьи по теме: