Главная / Статьи

Маргинальное кольцо столицы

Какими будут московские спальные районы через 20 лет.

Медведково, Вешняки, Братеево, Чертаново... Сегодня уже и не верится, что когда-то на месте этих внушительных жилых массивов располагались скромные подмосковные деревни, где по утрам кричали петухи, а главным транспортом был гужевой. Но сейчас столь же сложно представить, что в недалеком будущем спальные районы Москвы могут исчезнуть как неполноценные городские образования.

Позиция Москомархитектуры в отношении спальных районов предельно ясна. Как формат жилой застройки они постепенно должны исчезнуть – слишком много уязвимых мест. В их числе – отсутствие необходимой социальной и транспортной инфраструктуры, рабочих мест, досуговых учреждений. В результате обитатели столичных окраин не по доброй воле оказываются в ущемленном положении по сравнению с жителями центра города, где есть практически все для комфортной жизни.

Окраины станут «рабочими»

Конечно, на корню вырубать классические столичные «спальни» никто не собирается. Районы будут обновляться естественным путем: часть домов так же, как и ветхие хрущевские пятиэтажки, рано или поздно демонтируют или реконструируют. «Срок службы первых девятиэтажек – 60–70 лет, поэтому через 20 лет время, отведенное домам отдельных серий, уже истечет, – констатирует Максим Перов, член правления Союза архитекторов России. – Другое дело, нужно 10 раз подумать, что на их месте строить. Если точно такие же «панельки» с относительно дешевыми квартирами, есть риск, что в конечном итоге мы получим такое маргинальное кольцо Москвы, «люмпенский пояс», как, например, в Париже. С социальной точки зрения это довольно опасно, поэтому нужно «разбавлять» подобные морально устаревшие районы более дорогим жильем, создавать «места приложения труда».

По мнению Перова, именно отсутствие рабочих мест на окраинах – главный порок советских кварталов массовой застройки. Меж тем в Генплане 1971 года ближе к МКАД было определено 8 спальных районов, где планировалось создать те самые «места приложения труда». Однако замыслам осуществиться было не суждено, и основная масса жителей столичной периферии вынуждена ежедневно ездить в центр «на службу».

Впрочем, с недавних пор попытки исправить ситуацию предпринимаются. «Те районы, которые мы сейчас воспринимаем как спальные, через 20 лет могут стать более прогрессивными, – уверен Дмитрий Таганов, руководитель аналитического центра корпорации «Инком». – Уже сейчас на окраинах в пределах МКАД ведется довольно интенсивное офисное строительство, создаются рабочие места для местных жителей. Это значит, людям уже не нужно ежедневно выбираться в центр на работу, а домой приезжать только для того, чтобы поспать. Спальными будут города-спутники в пределах 10 км от МКАД, которые вольются в Москву (Балашиха, Реутов, Химки), а также жилые кварталы типа Дубровки. А вот присоединенных территорий это не коснется, 20 лет – слишком короткий срок. Не верю, что за это время тот же Наро-Фоминск станет московским спальным районом».

Быть ли новым «спальням» за МКАД?

В планах столичных властей – освоение промзон в черте города. Именно на их месте должны возникнуть новые кварталы. Однако привычный «спальный» формат застройки использоваться уже не будет. «Не все крупные предприятия, территории которых сейчас осваиваются, находятся на окраинах, – рассуждает Дмитрий Таганов. – Например, ЗИЛ – это центральная часть города, а бывший завод «Каучук» – вообще Хамовники, так называемая «золотая миля», поэтому там точно не появятся привычные пятиэтажки и панельные дома. Скорее всего, на этих местах построят полноценные жилые комплексы с развитой инфраструктурой и рабочими местами».

Но очевидно, что новые районы могут возникнуть не только на территории промзон и уже сложившихся спальных массивов. Присоединенные подмосковные земли – идеальное место для освоения. «Конечно, очередных Новых Черемушек там не возникнет, о строительстве огромных спальных районов по советскому образцу я не слышал, – говорит Максим Перов. – Зато на новых территориях есть ряд проектов жилых кварталов, в рамках которых в чистом поле вырастают двухэтажные дома. Внешне это совершенно некрасиво, да и функциональность вызывает большие сомнения. В лучшем случае там поставят школу с детсадом, но рабочих мест не создадут, так что мы получим очередное увеличение маятниковых поездок в Москву и усугубление транспортных проблем. При этом с точки зрения закона никаких нарушений нет: застройщики купили землю, согласовали с подмосковными властями свои намерения. В этом случае можно рассуждать лишь о том, насколько адекватно вела себя область, давая добро на застройку. Но это традиционное игнорирование двумя субъектами интересов друг друга». По мнению эксперта, такие вопросы должны решаться на федеральном уровне. Только государство имеет рычаги воздействия на застройщиков, способные запретить им строить новые «спальни», приумножающие транспортные проблемы мегаполиса.

Нет – однотипной застройке!

Кстати, законодательно можно и нужно решать и другую проблему – скучных домов. Конечно, по сравнению с советскими «коробками» современные типовые здания – настоящие дворцы, но все же эстетическая составляющая жилья сегодня по-прежнему не на первом месте. В сегменте эконом- и бизнес-класса пока не сформировался спрос на архитектурно красивые постройки, уверен Максим Перов. Гораздо важнее дешевизна, а она как раз достигается типовыми, более дешевыми решениями без дизайнерских изысков. «В этом смысле город может использовать возможности регулятора, заставляя заказчика строить красивые и запрещая некрасивые дома, – подчеркивает Перов. – В этом смысле заявление главного архитектора, что он не даст строить некрасивые дома, обнадеживает». К сожалению, получить конкретику по архитектурным тенденциям в сфере жилищного строительства в Москомархитектуре не удалось.

По данным ГУП МНИИТЭП, при разработке проектов застройки новых спальных районов должно учитываться снижение плотности, этажности и большее архитектурное разнообразие облика жилой застройки, не повторяющегося в различных микрорайонах. Не менее важное значение придается обеспечению комфортного уровня проживания. «Учитывая существующие на рынке тенденции: реализация новых крупных проектов в сегментах эконом- и комфорт-класса, активное развитие транспортной инфраструктуры города (открытие новых станций метро, реконструкция дорог, строительство новых развязок и переходов), – можно предположить, что через 20 лет спальные районы станут значительно удобнее для жизни, чем в советское время», – прогнозирует Константин Ковалев, управляющий партнер компании Blackwood. Их отличительными чертами будут индивидуальный облик, нестандартные архитектурные решения, продуманная инфраструктура. Например, в микрорайоне «Царицыно» строятся монолитно-кирпичные дома по индивидуальным проектам, создается развитая инфраструктура: паркинги, торговый центр, детские сады, школы, поликлиника. В микрорайоне «Загорье» также построено несколько монолитно-кирпичных домов-башен и многосекционных зданий разной этажности.

Благоустройство территории предполагает размещение детских и спортивных площадок, создание паркингов, школы, детских садов. В ЖК «Большое Кусково» возводятся панельные дома модернизированной серии П-3МК «Флагман» с новыми, более удачными планировочными решениями и фасадами с защитно-декоративной отделкой, балконами и ризалитами. Предусмотрено строительство школы, детского сада, многоярусных парковок, комплексов социального обслуживания населения, а также сопутствующей коммерческой инфраструктуры.

Новый образ старых районов

В советские времена существовал принцип негласного разделения спальных районов на элитные и рабоче-крестьянские. «В Москве было своеобразное рассредоточение населения, – объясняет Денис Ромодин, автор и куратор интернет-проекта «СовАрх». – К примеру, в промышленных районах востока и юго-востока Москвы жили сотрудники окрестных заводов, а такие районы, как Кунцево, заселялись номенклатурными работниками. На Соколе и в районе Аэропорта селились литераторы и военные, а в современном Академическом районе – научные сотрудники институтов, которые располагаются в этих местах». Но в 90-е границы начали размываться, определяющим стал уровень доходов людей, поэтому теперь в некогда «богемном» районе проживают как «профильные» старожилы, так и пришлые люди попроще.

Очевидно, что расселение по ведомственному принципу осталось в прошлом, а тенденция к дальнейшей универсализации сохранится и через 20 лет. «Новые спальные районы появляются на месте бывших промзон и пятиэтажек, благодаря чему постепенно будет уменьшаться столь существенная разница между менее и более благополучными районами, – уверен Константин Ковалев. – Конечно, запад, северо-запад и юго-запад останутся более привлекательными с точки зрения экологии (это объясняется наличием лесных массивов, водоемов), но при этом юго-восток, восток и юг города перестанут ассоциироваться исключительно с крупными промзонами и неблагоприятными условиями для жизни». Дай Бог.

Мария Егорова, Екатерина Цурик, Наталья Ренская

Градостроительство

Вам также могут быть интересны другие статьи по теме: